M

5 июня в Казахстане состоялся референдум, на котором граждане страны проголосовали за принятие Новой Конституции, основной целью которой является дать исторический старт Новому Казахстану, Второй Республике, а также отметить конец Назарбаевой эры, с наследием системы, погрязшей в широко распространенной коррупции.

Сделал ли это второй президент Казахстана? В общем, да. Цель достигнута. При явке 68%, из них 77% проголосовали за Новый Казахстан. Но если вы посмотрите на цифры через призму всего электората, то это только более половины (52%), что на самом деле отражает то, что казахстанское общество еще не консолидировалось вокруг второго президента и остается разделенным.

Основной причиной является отсутствие единого официального повествования о январских событиях в течение более 6 месяцев, а также прозрачного расследования в отношении убийств, пыток, и произвольных задержаний участников январских протестов. На международную реакцию власти Казахстана обьявили о новом этапе нормотворчества, связанного с реформой судебной и правоохранительной системы, внедрением равных правил игры для всех участников экономики, а также открытой политической конкуренции в Парламенте. 

Действительно ли это так, что в текущем виде нынешняя система не позволяет поддерживать прозрачное правосудие?

Если мы проанализируем уголовное законодательство Казахстана, за исключением отдельных пунктов, оно соответствует принципам защиты прав человека и отправления правосудия на принципах равенства всех перед законом, включая равенства защиты и обвинения. Кроме того, в Казахстане принципы презумпции невиновности и верховенства конституционных прав граждан ставятся выше уголовного законодательства, запрещая любые действия, направленные на унижение чести и достоинства лица, участвующего в уголовном процессе. Запрещается использовать любые доказательства, полученные с помощью пыток, обмана, угроз и запугивания, в качестве доказательства вины.

Соблюдение этих принципов более чем достаточно, чтобы остановить несправедливость в отношении многих граждан. Если бы было строгое соблюдение буквы закона и их принципов, то за их нарушение судебная система любой другой демократической страны признала бы все эти уголовные дела недействительными и незаконными.

Как уже зарегистрировано международными правозащитными организациями, группой Qantar2022, имеются факты произвольных задержаний, применения пыток, а также получение признания путем угроз.

Даже в отношении Карима Масимова и заместителей КНБ, несмотря на внимание рабочей группы ООН по произвольным задержаниям, присутствует игнорирование верховенства закона, что нарушает непоколебимые принципы уголовного расследования. Из-за секретности дела до сих пор неясно, почему Масимову предъявлено обвинение по статьям государственной измены с разъяснением о переходе на сторону врага в вооруженное время и почему обвинение строится на попытке государственного захвата с разъяснением для получения личной выгоды? Связаны ли эти обвинения с январскими событиями?

Спустя 6 месяцев до сих пор нет единой официальной версии январских событий – поэтому возникло множество предположений. К сожалению, вряд ли будет доступна общественности информация о том, в итоге, какая версия январских событий является правдой и имеет ли она связь с делом Масимова? В то же время в марте этого года в социальных сетях была опубликована информация, имеющая непосредственную связь с расследованием в его отношении. В частности, были опубликованы фотографии денежных средств и особняка, которые якобы свидетельствуют об экономическом правонарушении. 14 марта генеральный прокурор Казахстана объявил, что срок Масимова оценивается в 17 лет тюремного заключения, как будто это решённый вопрос.

Вся эта ситуация свидетельствует, что проблема Казахстана заключается не в новых законах, а в строгом соблюдении норм и буквы закона. Пока Президент Токаев не приступит к исправлению ситуации, связанной с жертвами январских событий, будет чрезвычайно сложно запустить Вторую республику.